Главная страница

Возникновение и развитие Древнерусского государства (IX — начало XII в.)


НазваниеВозникновение и развитие Древнерусского государства (IX — начало XII в.)
страница1/15
Дата20.02.2016
Размер2.26 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15




Возникновение и развитие Древнерусского государства (IX — начало XII в.).

Возникновение Древнерусского государства традиционно связывают с объединением Приильменья и Приднепровья в результате похода на Киев новгородского князя Олега в 882 г. Убив княживших в Киеве Аскольда и Дира, Олег стал править от имени малолетнего сына князя Рюрика — Игоря.

Образование государства явилось итогом длительных и сложных процессов, происходивших на огромных пространствах Восточно-Европейской равнины во второй половине I тыс. н.э.

К VII в. на ее просторах расселились восточнославянские племенные союзы, названия и местоположение которых известны историкам из древнейшей русской летописи «Повести временных лет» преподобного Нестора (XI в.). Это поляне (вдоль западного берега Днепра), древляне (к северо-западу от них), ильменские словене (по берегам озера Ильмень и реки Волхов), кривичи (в верховьях Днепра, Волги и Западной Двины), вятичи (по берегам Оки), северяне (по Десне) и др. Северными соседями восточных славян были финны, западными — балты, юго-восточными — хазары. Большое значение в их ранней истории имели торговые пути, один из которых соединял Скандинавию и Византию (путь «из варяг в греки» от Финского залива по Неве, Ладожскому озеру, Волхову, озеру Ильмень к Днепру и Черному морю), а другой связывал приволжские области с Каспийским морем и Персией.

Нестор приводит знаменитый рассказ о призвании ильменскими словенами варяжских (скандинавских) князей Рюрика, Синеуса и Трувора: «Земля наша велика и обильна, но порядка в ней нет: идите княжить и владеть нами». Рюрик предложение принял и в 862 г. вокняжился в Новгороде (вот почему памятник «Тысячелетие России» возведен в Новгороде именно в 1862г.). Многие историки XVIII—XIX вв. были склонны понимать эти события как свидетельство того, что государственность на Русь была принесена извне и восточные славяне не смогли создать свое государство самостоятельно (норманнская теория). Современные исследователи признают эту теорию несостоятельной. Они обращают внимание на следующее:

— рассказ Нестора доказывает, что у восточных славян к середине IX в. существовали органы, являвшиеся прообразом государственных институтов (князь, дружина, собрание представителей племен — будущее вече);

— варяжское происхождение Рюрика, а также Олега, Игоря, Ольги, Аскольда, Дира бесспорно, но приглашение иноплеменника в качестве правителя является важным показателем зрелости предпосылок к формированию государства. Племенной союз осознает свои общие интересы и пытается разрешить противоречия между отдельными племенами призванием стоящего над местными разногласиями князя. Варяжские князья, окруженные сильной и боеспособной дружиной, возглавили и завершили процессы, ведшие к образованию государства;

— крупные племенные суперсоюзы, включавшие несколько союзов племен, у восточных славян сложились уже в VIII—IX вв. — вокруг Новгорода и вокруг Киева; — в формировании Древне т.ского государства важную роль сыграли внешн факторы: исходившие извне (Скандинавия, Хазарский каганат) угрозы подталкивали к сплочению;

— варяги, дав Руси правящую династию, довольно быстро ассимилировались, слились с местным славянским населением;

— что касается названия «Русь», то его происхождение продолжает вызывать споры. Часть историков связывают его со Скандинавией, другие находят его корни в восточнославянской среде (от племени рось, жившего по Днепру). Высказываются на этот счет и другие мнения.

В конце IX — начале XI в. Древнерусское государство переживало период становления. Активно шло формирование его территории и состава. Олег (882—912) подчинил Киеву племена древлян, северян и радимичей, Игорь (912—945) успешно воевал с уличами, Святослав (964—972) — с вятичами. В правление князя Владимира (980—1015) были подчинены волыняне и хорваты, подтверждена власть над радимичами и вятичами. Кроме восточнославянских племен в состав Древнерусского государства входили финно-угорские народы (чудь, меря, мурома и др.). Степень независимости племен от киевских князей была довольно высокой.

Показателем подчинения власти Киева долгое время была лишь выплата дани. До 945 г. она осуществлялась в форме полюдья: князь и его дружина с ноября по апрель объезжали подвластные территории и собирали дань. Убийство в 945 г. древлянами князя Игоря, попытавшегося вторично собрать превышавшую традиционный уровень дань, заставило его жену княгиню Ольгу ввести уроки (размер дани) и установить погосты, (места, куда должна была свозиться дань). Это был первый известный историкам пример того, как княжеская власть утверждает новые нормы, обязательные для древнерусского общества.

Важными функциями Древнерусского государства, которые оно начало выполнять с момента своего возникновения, были также защита территории от военных набегов (в IX — начале XI в. это были главным образом набеги хазаров и печенегов) и проведение активной внешней политики (походы на Византию в 907, 911, 944, 970гг., русско-византийские договоры 911 и 944гг., разгром Хазарского каганата в 964—965 гг. и др.).

Период становления Древнерусского государства завершился правлением князя Владимира I Святого, или Владимира Красное Солнышко. При нем из Византии было принято христианство (см. билет № 3), создана система оборонительных крепостей на южных рубежах Руси, окончательно сложилась так называемая лествичная система передачи власти. Порядок наследования определялся принципом старшинства в княжеском роду. Владимир, заняв киевский престол, посадил своих старших сыновей в крупнейшие русские города. Самое важное после киевского — новгородское — княжение было передано его старшему сыну. В случае смерти старшего сына его место должен был занять следующий по старшинству, все остальные князья перемещались на более важные престолы. При жизни киевского князя эта система работала безотказно. После его смерти, как правило, наступал более или менее длительный период борьбы его сыновей за киевское княжение.

Расцвет Древнерусского государства приходится на время княжения Ярослава Мудрого (1019—1054) и его сыновей. К нему относится древнейшая часть Русской Правды — первого дошедшего до нас памятника письменного права («Закон Русский», сведения о котором восходят к правлению Олега, не сохранился ни в оригинале, ни в списках). Русская Правда регулировала отношения в княжеском хозяйстве — вотчине. Ее анализ позволяет историкам говорить о сложившейся системе государственного управления: киевский князь, как и местные князья, окружен дружиной, верхушку которой называют боярами и с которой он совещается по важнейшим вопросам (дума, постоянный совет при князе). Из дружинников назначаются посадники для управления городами, воеводы, данники (сборщики поземельных податей), мытники (сборщики торговых пошлин), тиуны (управляющие княжескими вотчинами) и др. Русская Правда содержит ценные сведения о древнерусском обществе. Его основу составляли свободное сельское и городское население (люди). Существовали рабы (челядь, холопы), зависимые от князя земледельцы (закупы, рядовичи, смерды — о положении последних историки не имеют единого мнения).

Ярослав Мудрый вел энергичную династическую политику, связав своих сыновей и дочерей узами брака с правящими родами Венгрии, Польши, Франции, Германии и др.

Ярослав умер в 1054г., до 1074г. его сыновьям удавалось согласовывать свои действия. В конце XI — начале XII в. власть киевских князей ослабла, все большую независимость приобретали отдельные княжества, правители которых пытались договориться друг с другом о взаимодействии в борьбе с новой — половецкой — угрозой. Тенденции к раздроблению единого государства усиливались по мере того, как богатели и крепли отдельные егообласти (подробнее см. билет № 2). Последним киевским князем, сумевшим приостановить распад Древнерусского государства, был Владимир Мономах (1113—1125). После смерти князя и смерти его сына Мстислава Великого (1125—1132) раздробленность Руси стала свершившимся фактом.
Экономическое и социально-политическое развитие России в начале XX в.

Вступление российской экономики в XX столетие было отмечено началом серьезного кризиса 1900— 1903 гг. Экономический застой продолжался до 1909 г., когда он сменился новым подъемом. Неверно считать кризис начала века доказательством экономической отсталости России или неразрешимости стоявших перед ней проблем. Достижения и успехи в экономике были, и немалые. Впрочем, острые проблемы и трудности тоже были. Сначала об успехах. Россия в начале XX в. была страной со средним уровнем развития капитализма. Отмена крепостного права в 1861 г., реформы 60—70-х гг. не прошли бесследно: капиталистическая промышленность росла высокими темпами (первое место в мире), возникли новые отрасли (нефтедобывающая, химическая, машиностроение) и новые промышленные районы (в первую очередь Донбасс-Криворожский). Важные изменения происходили на транспорте: железные дороги связали Центр с окраинами и стимулировали экономическое развитие страны (в конце XIX в. вступила в строй первая очередь Транссибирской магистрали). В годы кризиса 1900—1903гг. ускорился процесс создания крупных промышленных монополий — картелей и синдикатов: «Продамет» (1902), «Продвагон» (1902), «Прод-уголь» (1904) и др. Производство, особенно в тяжелой промышленности, концентрировалось на крупных и крупнейших предприятиях. По уровню концентрации российская экономика опережала экономику других стран. В области банковского дела и финансов также произошли значительные сдвиги. Возникли крупные банки, тесно связанные с промышленностью, — Петербургский международный коммерче-ский банк (1896), Азовско-Донской банк (1871), Русско-Азиатский банк (1910). Финансовая система после проведенной в 1897 г. министром финансов С. Ю. Витте реформы (введение золотого обеспечения рубля и свободный размен бумажных денег на золото) была одной из самых устойчивых в мире.

Россия вошла в пятерку наиболее развитых промышленных стран. Она встала на путь экономической модернизации, т. е. изживания остатков крепостничества, развития промышленности, создания основ индустриального общества, в котором промышленность преобладает над сельским хозяйством, а городское население — над сельским. Модернизация в России имела свои особенности:

— приходилось догонять вырвавшиеся вперед индустриальные державы;

— огромное влияние на экономический рост оказывало государство. Государственные субсидии, заказы, высокие таможенные пошлины, содержание за счет казны заводов, фабрик, железных дорог были призваны поддержать и ускорить развитие современной на тот период промышленности;

— в финансировании промышленного роста заметную — но не решающую роль играл иностранный капитал: немецкий, французский и др.

Задача модернизации была тем вызовом, который России бросило само время. Ее решение было сопряжено с трудными, даже тяжкими проблемами. Назовем некоторые из них.

Российская экономика была многоукладной. Наряду с динамично развивавшимися частнокапиталистическим, монополистическим и государственно-монополистическим укладами существовали уклады, не охваченные модернизацией, — патриархальный, полукрепостнический, мелкотоварный.

Высокие количественные показатели (темпы роста, уровень концентрации, объемы производства) сочетались с довольно низкими качественными. Низкой была производительность труда. По уровню производства промышленной продукции на душу населения и технической оснащенности предприятий Россия далеко отставала от ведущих индустриальных стран.

Развитие экономики было крайне неравномерным по отраслям и районам страны.

Чрезвычайную остроту приобрел в начале XX в. аграрный вопрос. Историки называют сельское хозяйство ахиллесовой пятой тогдашней России. Крупное помещичье землевладение сочеталось с крестьянским малоземельем. Община, сохраненная реформой 1861 г., поощрял а уравнительные настроения, весьма сильные в крестьянской среде, и с осуждением относилась к успехам «крепких хозяев». Большинство помещичьих хозяйств жили по старинке: сдавали землю крестьянам в полукабальную аренду, а те обрабатывали ее собственным примитивным инвентарем. Применение наемного труда, передовой агротехники, сельскохозяйственных машин в начале XX в. было явлением едва ли не исключительным.

Экономическая модернизация начала оказывать некоторое влияние на социальную структуру страны. Заметнее становилось несоответствие между традиционным делением населения (126 млн человек) по сословиям (потомственное и личное дворянство, почетные граждане, купечество I, II, III гильдий, мещане, крестьяне, казаки и др.) и делением на классы (буржуазия, пролетариат и др.).

Дворянство (1% населения) оставалось привилегированным, политически господствующим сословием, но его экономическое положение постепенно ухудшалось. Оскудение дворянских усадеб, с сочувствием описанное И. А. Буниным и А. П. Чеховым, было примечательным явлением эпохи. Дворянство медленно, но неуклонно размывалось, его представителей можно было встретить среди предпринимателей, служащих, интеллигенции.

Буржуазия, приобретавшая серьезное экономическое значение, не была единой: рядом со старой московской и провинциальной буржуазией (в основном формировавшейся из купеческих родов, в свою очередь, восходивших к дореформенному крепостному крестьянству) росла новая петербургская буржуазия, тесно связанная с государством, банками и передовыми отраслями промышленности.

Крестьянство (более 80% населения) страдало от малоземелья, пережитков крепостничества, оставалось приверженным общинным ценностям коллективизма и равенства. Крестьяне мечтали о «черном переделе», разделе помещичьей земли между общинниками. Равенства в крестьянской среде при этом не было, расслоение деревни на бедноту, середняков и кулаков зашло довольно далеко.

Положение рабочего класса (менее 10% населения) в начале XX в. было тяжелым. Длинный рабочий день, плохие бытовые условия, низкая зарплата, сочетавшаяся с изощренной системой штрафов, бесправие — таковы причины, вызывавшие недовольство рабочих.

Особыми социальными группами являлись чиновничество, духовенство и интеллигенция.

Социальные отношения отличались высокой конфликтностью: основания для недовольства имели все крупные социальные группы. Добавим сюда проблемы, связанные с многонациональностью и многокон-фессиональностью России. «Тюрьмой народов» наша страна не была, но отношения между населявшими ее народами, говорившими на разных языках, исповедовавшими разную веру (православие как государственная религия, много последователей имели ислам, католицизм, протестантизм и др.), требовали продуманной и взвешенной национальной политики.

К началу века модернизация практически не затронула политическую сферу. В системе центральных органов власти никаких изменений не произошло (Государственный совет, Сенат, Синод, Комитет министров и Совет министров, министерства, губернаторы на местах). Россия оставалась самодержавной (абсолютной) монархией. Вступивший на престол в 1894 г. Николай II был убежден в том, что ограничение прав самодержца, внедрение представительных институтов и конституции приведет Россию к краху. «Я буду охранять начала самодержавия» , — обещал он в начале царствования.
Политическая раздробленность на Руси. Русь удельная (XII—XIII вв.).

В 1097 г. в город Любеч съехались князья из разных земель Киевской Руси и провозгласили новый принцип отношений между собой: «Пусть каждый держит отчину свою». Его принятие означало, что князья отказались от лествичной системы наследования княжеских престолов (он доставался самому старшему во всей великокняжеской семье) и перешли к наследованию престола от отца к старшему сыну в пределах отдельных земель. К середине XII в. политическое раздробление Древнерусского государства с центром в Киеве было уже свершившимся фактом. Считают, что внедрение принятого в Любе-че принципа было фактором распада Киевской Руси. Впрочем, не единственным и не самым главным.

Политическая раздробленность была явлением неизбежным. В чем состояли ее причины? На протяжении XI в. русские земли развивались по восходящей линии: росло население, крепло хозяйство, усиливалось крупное княжеское и боярское землевладение, богатели города. Они все менее зависели от Киева и тяготились его опекой. Для поддержания порядка внутри своей «отчины» у князя было достаточно сил и власти. Местные бояре и города поддерживали своих князей в их стремлении к самостоятельности: они были ближе, теснее связаны с ними, лучше могли защитить их интересы. К внутренним причинам добавились внешние. Набеги половцев ослабляли южнорусские земли, население уходило из беспокойных земель на северо-восточные (Владимир, Суздаль) и юго-западные (Галич, Волынь) окраины. Киевские князья слабели в военном и экономическом смысле, падали их авторитет и влияние в решении общерусских дел.

Негативные последствия политического дробления Руси сосредоточены в военно-стратегической области: ослабла обороноспособность перед лицом внешних угроз, усилились межкняжеские распри. Но у раздробленности были и положительные аспекты. Обособление земель способствовало их экономическому и культурному развитию. Распад единого государства не означал полной утраты объединяющих русские земли начал. Формально признавалось старшинство великого киевского князя; сохранялось церковное и языковое единство; в основе законодательства уделов лежали нормы Русской Правды. В народном сознании вплоть до XIII—XIV вв. жили представления о единстве земель, входивших в состав Киевской Руси.

В конце XII в. сложилось 15 самостоятельных земель, по существу независимых государств. Крупнейшими были: на юго-западе — Галицко-Волын-ское княжество; на северо-востоке — Владими-ро-Суздальское княжество; на северо-западе — Новгородская республика.

Галицко-Волынское княжество (оформилось в 1199 г. в результате подчинения Галича волынским князьям) унаследовало политический строй Киевской Руси. Князья (крупнейшим был Даниил Романович, середина XIII в.) при решении важных вопросов должны были учитывать мнение боярско-дружинной знати и городских собраний (вече). Эта особенность отражала своеобразие социально-экономического развития Галицко-Волынской земли: здесь традиционно сильными были боярские вотчины и города. С середины XIII в. княжества слабело: внутренние смуты и постоянные войны с Венгрией, Польшей и Литвой привели к тому, что оно было включено в состав Великого княжества Литовского и Польши.

Владимиро-Суздалъское княжество обособилось от Киева при князе Юрии Долгоруком (1125—1157). Его массовое заселение происходило в XI—XII вв. Переселенцев из южных районов Руси привлекали относительная безопасность от набегов (край был покрыт непроходимыми лесами), плодородные земли русского ополья, судоходные реки, вдоль которых выросли десятки городов (Переславль-Залесский, Юрьев-Польский, Дмитров, Звенигород, Кострома, Москва, Нижний Новгород). Здесь не было старинных боярских вотчин и прочных традиций городского самоуправления. Владимиро-суздальские князья были значительно свободнее в своих решениях и опирались не столько на бояр и города, сколько на лично преданных им княжеских слуг (милостни-ков, т. е. людей, зависящих от милости князя).

Решающим в процессе возвышения княжеской власти было правление сына Юрия Долгорукого Андрея Боголюбского (1157—1174). При нем столица княжества была перенесена во Владимир, утвердилось новое титулование правителя — «царь и великий князь». Андрей Боголюбский вел активную внешнюю политику, боролся за влияние в Киеве и Новгороде, организуя против них общерусские походы. В 1174 г. он был убит заговорщиками-боярами. При его брате Всеволоде Большое Гнездо (1176— 1212) княжество достигло расцвета, оборванного междоусобьем, начавшимся после его смерти, и вторжением монголо-татар в 1237—1238 гг.

Владимиро-Суздальское княжество стало колыбелью формирования великорусской народности и в недалеком будущем центром сплочения русских земель в единое Российское государство.

Иной тип государственного устройства сложился в Новгороде. Один из древнейших русских городов был вместе с тем одним из самых богатых и влиятельных. Основой его процветания стало не сельское хозяйство (Новгород зависел от поставок хлеба из соседнего Вла-димиро-Суздальского княжества), а торговля и ремесло. Местное купечество было полноправным участником торговых операций на северо-западе Европы, торговало с немецкой Ганзой (представительство этого мощного торгового союза немецких городов было в Новгороде), Швецией, Данией, странами Востока сукнами, солью, янтарем, оружием, драгоценностями, мехами, воском. Сила и влияние были сосредоточены в руках новгородского вече. О его составе историки спорят. Одни считают, что в нем участвовало все городское население и даже жители близлежащих сел. Другие утверждают, что полноправными участниками веча были так называемые «пятьсот золотых поясов» — выходцы из крупных боярских родов. Как бы то ни было, решающую роль играли влиятельные боярские и купеческие роды, а также духовенство. На вече выбирались должностные лица — посадник (правитель Новгорода), тысяцкие (руководители ополчения), воевода (поддержание правопорядка), епископ (позднее архиепископ, глава новгородской церкви), архимандрит (старейшина среди настоятелей новгородских монастырей). Вече решало вопрос о приглашении князя, который под присмотром совета господ и посадника выполнял функции военного руководителя. Такой порядок сложился после 1136г., когда новгородцы изгнали из города князя Всеволода.

Новгород, таким образом, был аристократической (боярской) республикой, хранителем вечевых традиций Древней Руси.
Внешняя политика России в конце XIX — начале XX в. Русско-японская война: причины, ход военных действий, итоги и последствия.

Спокойная, по определению министра иностранных дел Н. К. Гирса, политика Александра III была продолжена и в первое десятилетие царствования Николая II (1894—1917). «Спокойствие» состояло в поддержании дружественных отношений с Францией, уважительных, но лишенных доверия — с Германией, нацеленных на сохранение сложившегося положения в балканских делах — с Австро-Венгрией, доброжелательных и не слишком теплых — с Великобританией. Подчеркнутое миролюбие европейской политики России прекрасно отражают внешнеполитические инициативы Николая П. В 1898 г. он предложил созвать международную конференцию для обеспечения мира и сдерживания программ перевооружения, осуществлявшихся всеми крупными державами. Первая конференция прошла летом 1899г., вторая — в 1907 г., обе в Гааге. Их решениями были заложены основы современного гуманитарного права, определяющего порядок мирного решения международных конфликтов, законы и обычаи войны на суше и на море и др. Согласие по главному вопросу — ограничению вооружений — достигнуто не было. Следует иметь в виду, что традиционные для внешней политики России вопросы (влияние на Балканах, контроль над черноморскими проливами Босфор и Дарданеллы, поддержание общеевропейского баланса сил и др.) оставались в повестке дня, а активность в их решении могла втянуть страну в клубок весьма болезненных противоречий.

«Спокойная политика» Николая II в европейских делах определялась необходимостью обеспечить благоприятные внешние условия для экономического развития России, решавшей болезненные задачи модернизации, с одной стороны, и для усиления российского влияния на Дальнем Востоке — с другой. Именно на Дальнем Востоке произошло важнейшее внешнеполитическое событие российской истории начала XX в. — русско-японская война 1904—1905 гг.

Причины русско-японской войны. Ситуация, возникшая на Дальнем Востоке, требовала от России активных действий. Китай, ослабленный затяжным кризисом, приковал к себе корыстное внимание всех крупных участников мировой политики: Великобританию, Францию, Германию, США, Японию, Россию. Шла ожесточенная борьба за раздел сфер влияния в Китае. Япония в 1894 г. ввела войска в Корею, вступила в войну с Китаем, навязала ему унизительные условия мира (частично они были пересмотрены под давлением России, Франции и Германии). Россия в 1891 г. начала строительство Транссибирской железнодорожной магистрали, рассматривая его как начало энергичного освоения своих сибирских и дальневосточных окраин. В 1896 г. Китай предоставил России концессию на строительство Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД), в 1898 г. добилась права аренды южной части Ляодунского полуострова с крепостью-портом Порт-Артур и портом Дальний. Боксерское восстание в Китае дало повод иностранным державам открыто вмешаться во внутренние китайские дела. Россия ввела войска в Маньчжурию и, несмотря на протесты Японии, заручившейся поддержкой Германии и Великобритании, отказывалась их выводить (хотя российско-японский договор предусматривал вывод войск к осени 1904 г.). Япония, в свою очередь, навязывала России неприемлемые для нее условия соглашения по Корее. Дело шло к открытому столкновению.

В руководящих кругах России сложились две группировки. Первая, во главе со статс-секретарем Николая II А. М. Безобразовым, выступала за аннексию Маньчжурии и Кореи в пользу России. За войну выступал и министр внутренних дел В. К. Плеве, полагавший, что «маленькая победоносная война» отвлечет общество от революционных настроений. Вторая группировка, возглавляемая министром финансов С. Ю. Витте, войну с Японией считала авантюрой и выдвигала планы мирного экономического проникновения на Дальний Восток. Верх взяла «безобразовская клика».

В ночь на 27 января 1904 г. японские миноносцы напали на русские корабли, стоявшие на внешнем рейде Порт-Артура, а также на крейсер «Варяг» и канонерскую лодку «Кореец». Война началась.

Ход военных действий. На суше русские войска (главнокомандующим был назначен А. Н. Куропат-кин, лишенный сколько-нибудь значительных воинских талантов) потерпели поражение в сражениях у Лаояна (август 1904), у реки Шахэ (октябрь 1904), под Мукденом (февраль 1905). Во всех сражениях численное превосходство было за русскими армиями. Японцы оказывались сильнее в военно-техническом отношении, их генералы лучше владели искусством ведения современной войны. В декабре пал Порт-Артур, осажденный в июле, — он был сдан невежественным и трусливым генералом А. М. Стесселем.

На море военная ситуация складывалась для России столь же трагически. 31 марта 1904 г. на мине подорвался флагман русского флота «Петропавловск». Погиб выдающийся флотоводец С. О. Макаров. В Цусимском сражении (май 1905) погибла направленная из Балтийского моря вторая русская эскадра. Японский флот превосходил русский по числу кораблей, вооружениям, быстроте хода, маневренности.

Причины поражения России. Неподготовленность высшего руководства к войне; военно-техническое отставание; бездарное командование; растянутость коммуникаций, удаленность театра военных действий; внешнеполитическая изоляция (Россию не поддержало ни одно крупное государство, опасавшееся ее усиления на Дальнем Востоке).

Итоги и последствия войны. Мирный договор был подписан в Портсмуте, в США, которые выступили посредниками на переговорах. Несмотря на крайне неудачный ход войны, С. Ю. Витте удалось заключить выгодный (с учетом сложившейся ситуации) мир: Россия уступила Японии Южный Сахалин и Порт-Артур, признала Корею зоной японских интересов, но избежала уплаты контрибуций. Обе страны обязывались вывести войска из Маньчжурии.

Последствия военного поражения для России были значительными: авторитет власти в глазах общества был подорван катастрофически; усилились оппозиционные и революционные настроения. Война, воспринятая как национальный позор, унесшая десятки тысяч человеческих жизней, сыграла свою роль в развитии революции 1905—1907 гг.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15